Форма входа

Друзья сайта





Понедельник, 24.07.2017, 11:36
Приветствую Вас Гость | RSS
КИДМ ПГУ
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Различные публикации » А.В. Ивенских

Кого изображает терракотовая статуэтка воина из Музея истории Пермского университета?

Терракотовая статуэтка воина из музея Пермского Государственного Университета (инв. № 776) представляет ценный материал для исследования системы вооружения Боспора на рубеже нашей эры. Уникальность фигурки состоит в том, что хотя она принадлежит к группе из семи терракот из Мирмекия, изображающих воина, но имеет ряд персональных особенностей, позволяющих более детально исследовать вооружение армий Северного Причерноморья.

Представляло большой интерес датировать статуэтку. Подобная статуэтка воина с большим овальным щитом, найденная В.Ф. Гайдукевичем в 1953 году, происходит из сельской усадьбы, существовавшей с 3 по 1 века до н.э. Таким образом, предположительное время изготовления терракоты 1 век до н.э (Пругло, 1966, 205-213). Однако сразу оговоримся, что это рабочая датировка, которая будет уточнена.

Основной вопрос при рассмотрении группы статуэток - вопрос их идентификации. Согласно исследованиям В.Д.Блаватского, боспорские воины были классическими пельтастами, одетыми в кожаные куртки-рубахи, длинные штаны, мягкие сапоги. Основным компонентом паноплии был щит (плоский, как правило без окантовки, небольших размеров) (Блаватский, 1954, 146-147).

Судя по статуэтке из коллекции Пермского музея, перед нами воин-гоплит. Хотя основной доспех практически не сохранился, мы можем предположить, что это кираса мускульного (анатомического) типа, гомогенная, короткая (доходит до талии воина). Вид сбоку дает нам право говорить о существовании выпуклостей, защищавших грудь и живот воина. К сожалению, на статуэтке не показан способ крепления спинной и грудной половинок кирасы. Примечательно то, что подобные кирасы стоили достаточно дорого, потому использовались офицерским составом и элитными подразделениями. Правая рука не сохранилась, но левая защищена птеригом (по реконструкции: четыре кожаных полоски, прикрывавшие предплечье воина). Защитное вооружение дополняет боевой пояс с системой птерюгес. Поножи отсутствуют. Объясняется это тем, что щит был достаточно широк и длинен, чтобы защитить торс и ноги воина. Интересно, что голова воина покрыта шапкой фригийско-фракийского происхождения, крайне популярная на Боспоре. Именно на основе данной шапки примерно с 3 века до н.э. начинают производить бронзовые шлемы, один из которых был найден в 1885 году в погребении кургана Большая Близница на Таманском п-ове (Блаватский, 1954, 83). Поэтому, вполне возможно, что перед нами схематичное изображение шлема. Военный костюм дополняет плащ, который застегивался круглой фибулой.

Без сомнения, главным компонентом терракотовой статуэтки является щит. Именно щит поможет нам идентифицировать воина. Существует две теории происхождения щита.

Первая принадлежит И.В.Пругло, который считает, что размеры, детали устройства щита тождественны щиту кельтов-галатов. Пругло в своем мнении опирается на работу Киммига «Кельтский щит из Египта», опубликованную в 1940 году (Kimmig,1940,106).

Вторая теория зиждется на том, что щиты имеют римское происхождение. Прежде всего, следует отметить, что одно из первых изображений кельтского щита относится к рисунку с ножен гальштаттского периода, то есть около 400 года до н.э., в то время как римский скутум стал известен на 300 лет ранее. Примечательно в этом смысле изображение воина со скутумом на ситуле из Арноальди (культура Вилланова), где щит предстает перед нами в классическом виде. Возможно, этим и следует объяснить ошибку Киммига. На сегодняшний день доказано, что щит из Египта римский. Щит из Фаюма составлял в высоту 1,28 м, а в ширину 63,5 см. Сделан он был из 9-10 тонких березовых пластинок шириной 6-10 см, которые «раскладывали продольно и прокладывали с обеих сторон слоем более узких пластинок, уложенных перпендикулярно первым». Пластины проклеивались и покрывались войлоком.(Конноли, 2000, 131). Если реконструировать щит со статуэтки, то получается, что и по соотношению длины щита к его ширине, и длины статуэтки к длине щита щит с терракоты отвечает традиционным размерам скутума. Кроме того, цилиндрическая форма щита также позволяет отнести его к скутуму. Нельзя не упомянуть такие традиционные для скутума части, как умбон и «ребра жесткости» (также представлены на терракоте), предотвращавшие разлом щита и придававшие большую жесткость при парировании ударов. Кельтские щиты хотя и близки, а возможно, и родственны, но все же имеют по сравнению с римскими ряд отличий. Кельтские щиты достаточно узкие, они предназначены для прикрытия воина, борющегося один на один с противником. Техника боя, используемая кельтами, не предусматривала цилиндрической формы щита. Находки кельтских щитов, их изображения, а также реконструкции П. Коннолли ярко свидетельствуют об этом (Конноли, 2000, 119-120). Форма умбона кельтских щитов 1 века до н.э. напоминала бабочку (например, железный умбон крыловидной формы из Алезии (музей Сен-Жермен). Археологические данные и изображения щитов не подтверждают информации об использовании человеческих личин вместо умбона.

Естественно, встает вопрос- каким образом римский щит оказался на почве Боспора? Здесь мы должны обратиться к истории Митридата VI Евпатора. Аннексировав к началу 1 века до н.э. Боспор, Митридат вел три тяжелые войны с Римом. Скорее всего, после поражения в первой войне Митридат, по словам Аппиана, распределил на отряды и когорты вверенные ему Тиграном войска (60 отрядов по 600 человек в каждом) (Аппиан, Митр.,87,108). Все 12000 человек имели римское вооружение. Следует отметить, римское вооружение сохранилось на Боспоре при ближайших приемниках Митридата. Войска боспорцев Фарнака I , принявшие римское вооружение, разбили в 47 году до н.э. при Никополе Домиция Кальвина; в 40-х годах 1 века н.э. часть боспорских войск, выступившая с Коттисом 1, носила римское вооружение (Блаватский, 1954,146). Таким образом, можно с уверенностью говорить, что уже с середины 1 века до н.э. начинается широкая экспансия римской системы вооружения и тактического строения в севернопричерноморский регион. Причины заимствования достаточно просты и отвечали практическим целям. Во-первых, щиты боспорцев были мало пригодны для ведения упорной борьбы в условиях широкого использования различных метательных снарядов. Во-вторых, переняв систему тактического построения, необходимо было или подстраивать свое вооружение, или, что намного легче, принять за одно и римское вооружение. Кроме того, щиты нового типа обходились не слишком дорого в отличие от цельнометаллических. В целом, мы видим явный переворот в военном деле государств Северного Причерноморья на рубеже нашей эры, обусловленный столкновением с Римом, а потом и активным сотрудничеством с ним в реформировании армии.

В связи со щитом огромный интерес представляет своеобразный умбон в виде личины-лица. Данный элемент уникален, так как не имеет аналогий на щитах статуэток из «группы семи». Традиции изображения различных мифических персонажей- греко-римская. Персонифицировать данную личину крайне сложно, как в результате достаточно общего, схематичного изображения, так и отхода от греческих изобразительных традиций, что можно объяснить проникновением в боспорские города скифо-сарматских элементов. Во всяком случаи попытаемся предположить. Во-первых, можно отнести это изображение к лику Диониса. Митридат VI Евпатор провозгласил себя «новым Дионисом», начав широкое распространение культа в боспорском регионе, что могло отразиться на элементах декора вооружения. Во-вторых, данное лицо могло принадлежать Гераклу, который со 2-го века до н.э. становится излюбленным героем на Боспоре. Как известно, Геракл отвечал за защиту территории Боспора. Но защита-патронат могли перенестись и на непосредственных защитников, что повлекло за собой появление атрибутов божественного патрона на вооружении. Особое значение фигуры Геракла для Фанагории объясняется и тем, что герой был связан с культом Афродиты-Урании-Апатуры, столь популярной в Фанагории. Одна из основных проблем, связанных с умбоном-личиной- это вопрос о его практическом использовании. Опыт изучения греко-римских парадных щитов показал, что бронзовые или иные украшения были показателем того, что щит не использовался в бою, но мог служить символом каких-либо привилегированных частей.

Еще одна загадка- птица на древке, также уникальный элемент. Вероятно, птица – это орел или ворон, один из самых распространенных атрибутов бога войны Ареса-Марса. В то же время, сигнум мог является военным апотрофеем, защищавшим воина (или целое подразделение), часть магических обрядов. Версия об орле как о своеобразном символе социального статуса также приемлема, так как воины из «группы семи» не имеют этого сигнума. Интересно и то, что орел мог быть символом города, где служил воин. В связи с этим нельзя не упомянуть тот факт, что на гирях из Фанагории изображался орел с поднятыми крыльями (Чуистова, 1962, табл. XXIV). Анализ цвета, фактуры глины позволяет отнести терракоту к изделиям коропластов именно Фанагории. Глина большинства фанагорийских статуэток довольно тонкая, коричневая с розоватым или лиловым оттенком, довольно светлая, с мелкими и редкими золотистыми блестками. Рядом с этой, наиболее распространенной, встречается глина грязно-желтая с мелкими черными включениями (Кобылина, 1961, 75). Среди терракот Фанагории очень многие, особенно позднеэллинистические и первых веков нашей эры, сделаны из глины этих двух типов. Примером подобного смешения и является наша статуэтка.

Как известно, примерно с середины 1 века н.э. начинается активная романизация Северного Причерноморья. В этом смысле примечательна история Трапезунда, получившего статус «свободного города» в 63 г. н.э.: бывший царский гарнизон здесь был преобразован в когорту, солдаты которой имели римское гражданство и римское вооружение. Данное подразделение не входило в состав дислоцированных здесь легионов, а также и городских когорт (Тацит, Ист.,47). Интересно предположение М.И. Ростовцева по поводу надписи на стеле 1 века до н.э. из Пантикапея : «Гаттион, сын Аристократа, спирарх, прощай»,- это начальник местного боспорского отряда, организованного на римский лад (Ростовцев, 1900,145). Но Фанагория получила тот же самый статус примерно в начале 50-х годов до н.э., личная гвардия, исполнявшая лишь парадные функции, вероятно, также отвечала принципам, использованным в Трапезунде.

Таким образом, терракотовая статуэтка может изображать воина элитных частей, изготовленная в Фанагории примерно в начале 1 века н.э. Скорее всего, статуэтка появилась позже «группы семи», так как несет на себе явные черты сарматского проникновения в мастерские коропластов Боспора. Важно отметить, что военный костюм воина представляет собой смешение элементов вооружения различных народов: кираса, щит и система защиты предплечий и живота от греков и римлян, шапка-шлем от варваров- соседей. Данная эклектичность свойственна для Боспора, который являлся центром пересечения культур самых различных народностей, как соседствующих с регионом, так и удаленных от него, как, например, Египет. Происходит жесткий отбор данных элементов, каждая часть паноплии воина отвечает своим задачам и является лучшим и более удобным из предложенного разнообразия. В то же время, нельзя не заметить, что развитие тяжелой паноплии происходит как бы в закрытом пространстве, в рамках элитных частей. Основная же тенденция эволюции защитного снаряжения боспорской пехоты пошла по пути облегчения вооружения, принятие сарматского военного костюма. Борьба между двумя направлениями в системе вооружения привела к победе более легкого сарматского костюма. Примерно к середине 1 века н.э. статуэтки воинов – гоплитов исчезают, а на смену им приходят терракоты легковооруженных воинов. Объяснить данную перемену можно влиянием, оказываемым на Боспор с двух сторон: от сарматов и от римлян. Широкая экспансия Рима в Северное Причерноморье привела к появлению в регионе римских военных частей, но в то же время начинается набор жителей региона в вспомогательные части, которые были в основном легковооруженными ( 1 Ала боспорцев, стоявшая в паге Миция, 1 Ала галлов и боспорцев, дислоцированная в Верхней Дакии). Достаточно частые набеги сарматских племен без сомнения так же влияли на трансформацию вооружения, подстраивавшегося под сарматскую технику и тактику боя. Таким образом, необходимость в тяжеловооруженных воинах просто отпала, что и отразилось в произведениях коропластов, а именно, заменой статуэток воинов-гоплитов терракотами воинов- пельтастов.

Категория: А.В. Ивенских | Добавил: kidm-psu08 (01.11.2008)
Просмотров: 1339 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Автор, почему так хило обновляете сайт?

[url=http://www.tips2sports.com]vitisport
[/url]

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017