Форма входа

Календарь новостей

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Друзья сайта





Воскресенье, 24.09.2017, 22:18
| RSS

Пермский государственный университет

Историко-политологический факультет

Кафедра Истории Древнего Мира и Средних веков

 

Адрес: Россия, г. Пермь, ул. Букирева 15 , корпус №2 ауд. 307 Индекс: 614000

Главная
Экспедиционный отряд Керчь 2007 Артезианская археологическая экспедиция. Городище Артезиан


В июле 2007 года отряд студентов истфака ПГУ во главе с к.и.н., доцентом кафедры Истории древнего мира и средних веков Денисом Васильевичем Бубновым  приняли участие в раскопках Артезианской археологической экспедиции, имевшей место близь города Керчь (Крым, Украина). Артезианская археологическая экспедиция проводится Московским государственным педагогическим университетом и Крымским филиалом Института археологии Национальной академии наук Украины. Ее название является производным от наименования места, где находится ее полевой лагерь, - урочища Артезиан в Крымском Приазовье. В настоящий момент Артезианская археологическая экспедиция является единственной в России научной экспедицией, которая имеет международный статус. На ее базе проходят археологические практики исторических факультетов ВУЗов РФ и Украины. Студенты нашего факультета проходили практику в ААЭ впервые.
 Об этом путешествии читайте в статьях ее участников
Ненаучные записки Саблезубой Белки

Вопрос ехать или нет в экспедицию в Крым для существа, не умеющего плавать, слабо представляющего походные условия и искренне думающего, что пенку под спальник нужно искать в строительных магазинах в баллонах, вообще не стоял. Конечно, ехать!!!

К тому же перспективы открывались более чем заманчивые: море (кстати, они было главным аргументом в пользу поездки:

  • Море есть?
  • Есть.
  • Все. Когда едем?),

Солнце, чистый воздух, степи, кострово-палаточная романтика, раскопки античного периода, работа щетками и совочками (так, по крайней мере, клятвенно обещали) до наступления жары, 4-х разовое питание и+ежики! Ежики, которые ночью якобы вваливаются в палатки, топают, хрюкают и требуют человеческого общения. К слову сказать, ежей с завидным постоянством видел только наш Руководитель. Остальным они как-то особо не показывались+ Воображение рисовало картины маслом, а разум вообще хранил полное и категорическое молчание.

9 июля под песню "Голубой вагон" отчалили от Перми 2 суровые уральские парни и девчонки. Студенческий социализм начали строить прямо в поезде, который выражался в мужском коллективном уничтожении стратегических запасов: как в Перми они сели, так около Чистополья (по-украински весело звучащего Чистопiлля) и закончили. Ровно на 2 недели, ибо там, на украинской чужбине, пришлось проявить характер. И было от чего+

В первый же вечер, собирая палатки, в полголоса переговаривались: все хорошо, все будет хорошо, все хор+ Мама, кошмаррр!!!

Хотя+ А, почему кошмар? Сразу стали видеть во всем бонусы. Есть, где вымыться (правда, вода холодная, ну и ладно, мы же с севера. Нам привычно). Вода для питья теоретически как бы есть (и ничего, что она с Артезианской скважины, пить ее практически можно только через неделю, ибо чревато последствиями, но были и смельчаки). Хлеб насущный тоже нашелся (только я так и не смогла разобрать, что это была за каша: серенькая, без соли, сахара, на воде. Зато диетическая - полезная). Саранча, кузнечики, пауки, комары - ну и Бог с ними. Мы же за охрану живой природы. В конце концов, есть Москитол! Детский. Помогал+ Кстати, на саранчу уже где-то через неделю начали смотреть как на любопытный деликатес, а через две она нас стала бояться. На заметку: если встретите животное, похожее на саранчу, лучше уступите дорогу, ибо эта, извините, тварь, кусается и очччень пребольно. Особенно, если достать ее из-за шиворота и начать стыдить, глядя в глаза.

До раскопа идти было около километра. С тачками и лопатами по радостному бездорожью в гору по жаре. Сначала находились в легком недоумении, когда в первый день торжественно вручили вполне человеческую лопату, а не обещанный совочек. Но приняли это стоически. Видимо, у них на Украине такие вот совочки+

Только там, на пятидесяти градусной жаре, без воды и тени я ощутила гордость за наших пермяков, пахавших по жесткому, добросовестно, с садистским удовольствием. Я впервые видела, как от песка идет марево, а пыль от зачистки на несколько минут зависает в воздухе, а бригадиры молча на нас смотрят с вытянутыми лицами. "Ребят, вы откуда такие приехали? Я такого вообще никогда не видел+"

Особую главу в повествовании следует уделить фиточаю и "бутерам с цементом". Я буду по ним скучать+ А тот, кто их не ел, очень рекомендую! К сожалению, описать это практически невозможно. Вообразите кипяток с плавающей местной травою, на местной воде, да и в разрисованном баке с обворожительной жабой и жизнеутверждающей надписью "Улыбайтесь. Завтра будет еще хуже". Плюс к этому предлагался хлеб, склеенный намертво рыбным паштетом, правда, было еще и повидло с черным хлебом, но это для эстетов. Эх+

Развлечений нашлось масса, на любой, даже самый взыскательный, вкус. Например, степные пожары. Особенно, когда ты копаешь на одном раскопе, а соседний позитивно так горит. Котята! Три маленьких, абсолютно худых, игривых и жизнерадостных существа, разделявших все радости и невзгоды лагерной жизни. Их таскали на руках, убаюкивали, подкармливали, просто кормили из одной тарелки, а они за это с нами играли. Школьники-художники из Наро-Фоминска с богатейшим репертуаром русской попсы скрашивали наши будни, вечера, иногда ночи.

Запомнились поездки на море. Я бы даже сказала, что они отпечатались как в памяти, так и на теле суровыми синяками, ибо представьте 50 с лишним человек сидящих друг на друге, втиснутых, раскатанных по кузову некрытого КАМАЗа, но готовых полчаса трястись на всех кочках, покрываться густым слоем пыли, чтобы героически добраться до этого восхитительного, теплого, но предательски мелкого Азовского моря.

Отдельным праздником были мужественные вылазки наших ребят за питьевой водой. Путем проб и ошибок (но в основном все-таки проб) мы открыли для себя вкусненькую водичку с издевательским названием "Живчик", мороженое "Буржуй" и сок (или Сiк по не нашему), пустые пакеты из-под которого угрожающе складировались у палаток.

Шестидневная рабочая неделя как всегда неожиданно заканчивалась воскресеньем. Отдыхом. Отдых заключался в подъеме в 5 часов утра, чтобы успеть на поезд, который вывозил заспанных археологов в цивилизацию. Ею для нас стала Керчь - благословенный еще Деметрой маленький, уютный курортный городок, нежно обнимаемый морем и утонувший в каштанах и туристах. Убаюкивало, обволакивало южное ничегонеделание. Хотелось наслаждаться тянувшимся временем, чувствовать себя не то Ахматовой, не то Цветаевой, пить разбавленное вино и чего-нибудь грызть. Но, вместо этого, оптимистично и местами угрожающе подбадриваемые Руководителем, мы штурмовали ступени Митридата. Останавливаясь на каждой площадке, не переставали восхищаться прелестью открывавшейся панорамы и неумолимому научно-познавательному упорству Начальника.

Те, кто смогли пережить подъем и спуск, тут же, у подножия лестницы, имели шанс посетить склеп Деметры, чтобы обязательно стукнуться головой о низкий каменный проход, ведущий в темную комнату, стены и потолок которой расписаны изображениями греческих хтонических богов, или умереть у памятника Митридату 6 Эвпатору, героически погибшему, защищая город от римского вторжения.

Впечатляли колоритные украинские гарные Женщины, искренне и гостеприимно общавшиеся с нами одичавшими туристами-археологами. Особенно умилила десятиминутная сцена просвещения Доцента кафедры древнего мира и средних веков на тему истории Керчи и роли Деметры в частности, от одной весьма приятной и настойчивой в распространении недавнопрочитанной информации женщины, торгующей сувенирами. Эх! Ну, за знания!

А еще+ еще там самое красивое ночное небо с россыпями огромных алмазных звезд, перемигивающихся, переливающихся и падающих куда-то в бескрайние степи, пережившие кочевников, поселенцев и терпящие сумасшедших археологов. Куда ведет млечный путь? Звезда падает, успели загадать желание? А есть ли кто-нибудь еще кроме нас во Вселенной, и есть ли ей предел?+ А кто-нибудь еще видел штопор?!

Штопор уже никто не видел, ибо в полной темноте, на которую только способна тихая украинская ночь, 11 измученных, но категорически счастливых тел, распластанных на спальниках, погружались в мечтательную дрему. И каждый грезил о своем: кто о банке кильки в томатном соусе, кто о любимом человеке, оставленном дома, а кто-то хотел сюда еще вернуться и уже тайно в душе скучал по фиточаю, лопате, позитивным сушкам и котятам +

P.S. Учебник по биологии утверждает, что белки не обитают в условиях степной полосы. Это правда. Но Саблезубые Белки не только там обитают, но они еще там живут, выживают и находят смысл жизни где-то между третьим раскопом и верхней боковой полкой плацкарта поезда Чистополье - Москва.

Саблезубая Белка

Суровые уральские парни

Утро суровых уральских парней из палатки на окраине лагеря начинается отнюдь не с зарядки, а с тачки и гремящей в ней лопат. Пока солнце, как и мы, не успевает прийти в себя, ещё можно жить. После десяти – только выживать. Внушать себе, что фиточай из акации отлично утоляет жажду, и что бутерброды с «цементом» необычайно вкусные… Думать, что рабочий день скоро закончится, и тогда опять повезут на море. И ведь черт с ним, с морем, но где-то близко должен быть магазин с нормальной питьевой водой, которая обладает свойством хотя бы на пять минут утолять жажду!

После короткого перерыва, когда безжалостное крымское солнце окончательно «просыпается», хочется уже послать всё куда подальше и просто пойти в орешник – вздремнуть в теньке в компании с саранчой. Но ты вздыхаешь, отгоняешь от себя крамольные мысли, и, смирившись, увозишь очередную тачку. Никто ни на секунду не должен усомниться в том, что ты суровый парень с Урала, никто не должен даже заподозрить, что тебе свойственно уставать… Смотришь на волонтера Алексея из Питера и думаешь – откуда у него ещё берутся силы нагружать тебе очередную тачанку? И не лучше ли взять совковую лопату и тоже немного покопать? Алексей улыбается, и в улыбке этой можно прочесть: «Ну что, мужики, поработаем ещё пару часиков, а потом и отдыхать с чистой совестью, да?» Мы с Костей улыбаемся в ответ. С нами ему, похоже, работается лучше, чем с московскими практикантами. Ну ещё бы! Они ведь не неутомимые пермские мужики! Да и какой нормальный питерец будет любить москвича?!

Солнце усыпляет… Ты стоишь в полудрёме посреди раскопа, и наблюдаешь за «ударным трудом» людей вокруг тебя. Вот бедняга Руслан из Москвы, посаженный начальником «на объем», втихоря попивает спрятанное в черном пакете пиво, оставшееся со вчерашнего вечера. Этому человеку ещё долго сегодня придется копать… Вот твой бригадир сладко спит, удобно устроившись прямо в тачке… Вот московский студент Иннокентий опять кому-то жалуется на методы работы начальника раскопа профессора Винокурова. А в это время где-то неподалеку вовсю полыхает степь. Ты закрываешь глаза и представляешь себе, как ты спокойно окунаешься в ласковое море, как волна медленно накрывает тебя и… тебя кто-то громко зовет… «Саша, тачка!» - горланят бойкие москвички. Ах, да, тачка… Ну конечно.

 После перерыва ни на какое море уже не хочется, да и сил никаких нет. В голове возникают мысли то почитать завалявшуюся на дне рюкзака книжку, то прибраться в палатке, но в конце концов всё заканчивается одним – ты берешь спальник, идешь в орешник, ложишься на землю и на пару часиков проваливаешься в сон. Отдых тебе необходим, ведь последние несколько дней ты спал не больше, чем по три-четыре часа в день. Москвичи не перестают удивляться пермской группе: уже долгое время мы ложимся позже  их всех, а встаем раньше. Почему? Да потому что мы суровые уральские парни, вот и всё объяснение! Пускай для них и не очень вразумительное.

После ужина жара заметно спадает. Намечается товарищеский матч с одесскими мужиками, а ведь нужно ещё и вещи свои на завтра постирать… На улице стремительно темнеет, но от футбола всё равно решили не отказываться. Через полчаса мяча уже не видно, и ты отчаянно размахиваешь ногами, стараясь по нему попасть. Но играть ты всё равно не прекращаешь. Ещё бы, когда ещё удастся поиграть в одной команде с Денисом Васильевичем Бубновым! Удар… нет, это, к сожалению, не мяч, это нога одессита… Ну и ладно, повезет в следующий раз… Ну! Да! Денис Васильевич сравнивает счет, и игра на этом заканчивается. Поздно уже совсем.

Стирать сегодня уже не пойдешь, разве что с фонариком в зубах. Палатка вся покосилась, но по старой русской традиции, пока она совсем не упадет, ни я, ни Вадик, ни Костя за её починку не примутся. Спать пока можно, а там видно будет. До отбоя ещё часа два, и в оранжевой палатке «суровых уральских парней» опять намечаются посиделки. В «погребах» ещё остались крымские вина, а у москвичей есть что покрепче. Многие в это время уже ложатся спать, чтобы с утра не быть как зомби, но мы легких путей не ищем. До выходного остается ещё несколько дней, а там – поездка в Керчь, цивилизация, нормальная еда, украинская газировка «Живчик», «Сникерс» за две с половиной гривны и «отчетный» звонок домой. Домой, в холодную и промозглую Пермь, где девять градусов тепла, спасительный дождь, родные и друзья. Туда, где родина. 

Александр Глушков

 РЕЗЮМЕ Н.И. ВИНОКУРОВА
"АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В УРОЧИЩЕ АРТЕЗИАН"


Урочище Артезиан, освоенное человеком с глубокой древности, благодаря благоприятным природным условиям, удобному выходу к морю, хорошему гидрологическому режиму, плодородным землям оказалось в IV в. до н. э. в зоне хозяйственного освоения Боспорского государства. Античные поселения появились здесь в эллинистическую эпоху. Основой хозяйственной деятельности их жителей было хлебопроизводство, виноградарство, возможно, садоводство и животноводство. Обитатели приморских поселений занимались и рыбным промыслом. Известное развитие получили ремесла, но степень их профессионализма не следует преувеличивать. Судя по многочисленным граффити и дипинти, население знало греческий язык. Распространение греческих культов, облик материальной культуры говорят о преобладании в исследуемом районе греческого или сильно эллинизированного варварского населения.
Организация территории по «военному» принципу, использование военно-хозяйственных поселений в качестве опоры царской власти на хоре - характерное явление для многих припонтийских государств. Подобные укрепления в государстве Селевкидов, Понтийском царстве, как очевидно, и на Боспоре, являлись центрами поступления налогов с контролируемых ими земель; они использовались в качестве резиденций представителей царской власти и хранилищ припасов, военной амуниции, казны, в них стояли гарнизоны царских войск. Сложно сказать, когда эта система была создана в том виде, в каком она уже существовала на рубеже н. э. Возможно, какие-то ее элементы появились в эллинистический период, когда Крымское Приазовье, начиная с IV-III вв. до н. э., было довольно плотно населено смешанным греко-варварским населением, а плодородные земли в пределах зон «влияния» античных поселений поделены на земельные наделы. Греческие поселения были хорошо обеспечены водой, сырьем для строительных работ, большим количеством плодородной земли.
В непосредственной близости от греческих городищ находились варварские поселения, резко отличающиеся от первых планировкой, качеством построек, уровнем достатка жителей. Тяготение варварских поселений к греческим не случайно. Объяснить это только торговыми или военно-стратегическими выгодами нельзя. По всей вероятности, жители варварских поселений, приведенные в ту или иную степень зависимости, работали на царских землях, полях и виноградниках греческих землевладельцев и, следует полагать, зависели от благополучия и нормального функционирования греческой инфраструктуры.
Жизнь на античных поселениях урочища Артезиан, по всей видимости, не прекращалась вплоть до середины - второй половины III в. н. э., а на отдельных - до начала IV в. н. э. После этого времени, из-за ряда военных, и возможно, и природных потрясений (Винокуров Н. И., Никонов А. А, 1997), население урочища резко сократилось, а большая часть населенных пунктов приходит в упадок и запустевает.
Новый этап начался с VIII-IX вв. н. э., когда здесь появились поселения салтово-маяцкой культуры. О занятий их жителей говорить что-либо определенное из-за малого количества данных довольно трудно, но наличие постоянных поселений, находки земледельческих орудий и зернотерок, предполагают не только о скотоводческую, но и земледельческую направленность их хозяйства. В то же время, в примыкающих к урочищу скалистых районах, где в античный период преимущественно занимались выращиванием винограда, зерновых и, возможно, садовых и огородных культур, в средневековье, принимая во внимание большое количество каменных ограждений, в большей степени pазводили скот.



Видится, что у ААЭ еще приличный объем раскопочных и исследовательских работ, ведь тайны городища еще не открыты до конца. Остается добавить, что Артезиан очень хорошо принял пермяков, а пермский отряд, в свою очередь, своим трудом заслужил похвалу от начальника ААЭ – Н.И. Винокурова. И обе стороны надеются на дальнейшее приятное и продуктивное сотрудничество.

При подготовки статьи были иcпользованы материалы сайта www.artezian.org





Copyright MyCorp © 2017