Форма входа

Календарь новостей

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Друзья сайта





Суббота, 18.11.2017, 00:24
| RSS

Пермский государственный университет

Историко-политологический факультет

Кафедра Истории Древнего Мира и Средних веков

 

Адрес: Россия, г. Пермь, ул. Букирева 15 , корпус №2 ауд. 307 Индекс: 614000

Главная
А.И. Вольдемарас


Мало кто знает, что одним из профессоров исторического факультета Пермского университета был будущий выдающийся государственный деятель, занимавший должности премьер-министра и министра иностранных дел.

Августин Иосифович Вольдемар (по-литовски Вольдемарас) родился 16 апреля 1883 г. в Виленской губернии в крестьянской семье. В 1911 г. он окончил историко-филологический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета с дипломом I степени. «Строгий, сосредоточенный, с резко выраженным волевым характером» талантливый студент обратил на себя внимание преподавателей. Научный руководитель Вольдемараса – крупнейший антиковед М.И. Ростовцев – неизменно высоко отзывался о своём ученике.

Оставленный на кафедре классической филологии для подготовки к профессорскому званию, Вольдемарас одновременно преподавал латынь в знаменитом Императорском Училище правоведения, из стен которого в своё время вышли К.П. Победоносцев и князь В.П. Мещерский. В 1914 г. молодой учёный стал приват-доцентом своей almae matri, а через два года, вместе с рядом других петроградских профессоров и приват-доцентов – её Пермского отделения, только что открытого.

Пермский период жизни Вольдемараса был хотя и относительно коротким, но весьма важным и удачным для него. Он преподавал на кафедре всеобщей истории и кафедре классической филологии, а также вёл занятия по английскому языку. В январе 1917 г. Вольдемарас был награждён «за отличную усердную службу» орденом Св. Станислава 3-й степени, а в августе был утверждён в звании профессора Пермского университета. Тогда же началась незаурядная политическая карьера пермского профессора.

Специализируясь по древней истории и классической филологии, Вольдемарас ещё до войны одновременно публиковал работы по литовской истории и языку. После революции литовская составляющая его деятельности стала главной. В мае-июле 1917 г. Вольдемарас участвовал в работе Литовского сейма, заседавшего в Петрограде. На рубеже 1917-1918 гг. профессор, оформив документы для научной поездки в Данию и Швецию, навсегда оставил Пермь.

Но направился он совсем в другую сторону. Вместо того, чтобы заниматься научными изысканиями в Скандинавии, пермский профессор уехал в Литву для совсем иных занятий.

В своей государственной деятельности Вольдемарас тяготел более в сторону внешней политики, нежели внутренней. Первым его дипломатическим делом стало участие в Брест-Литовской мирной конференции. Немцы не допустили Литву для участия в ней в качестве самостоятельной стороны, поэтому Вольдемарас участвовал в конференции и представляя Литву, имея официальный статус «литовского консультанта» делегации только что созданной… Украинской Народной Республики!

С 4 ноября 1918 г. профессор Вольдемарас возглавлял первое правительство независимого Литовского государства, одновременно занимая в нём должности министра иностранных дел и военного министра. Это правительство объявило войну и большевикам, и немцам. Своё правительство Вольдемарас строил не по партийному принципу, поэтому в его кабинете были представлены деятели самых разнообразных взглядов, а также самых разных национальностей, что сильно корректирует традиционное представление о Вольдемарасе как о яром националисте. Так, его заместителем на посту военного министра был генерал Кондратович (русский), а заместителем на посту министра иностранных дел – Семён Розенбаум (еврей). 21 декабря 1918 г. правительство Вольдемараса под давлением наступавших большевиков было вынуждено эмигрировать. В первую очередь премьер-министр направился в Германию, состояние войны которой с Литвой было лишь формальным, где сумел договориться о займе в 100 миллионов марок.

В то время как Вольдемарас представлял Литву на Версальской мирной конференции, политики внутри Литвы организовали «тихий переворот». 26 декабря 1918 г. они объявили, что правительство Волльдемараса «не достигло полного успеха» и поэтому прекращает свою деятельность. Было сформировано новое правительство Миколаса Слежявичюса. С головой погружённый в версальские дипломатические баталии Вольдемарас, узнав об этом, был в бешенстве. Кроме личной обиды, здесь важен был и тот факт, что он как представитель Литвы на международных переговорах оказалось в глупом положении, а это сильно препятствовало дипломатической борьбе за решение главных внешнеполитических страны на то время – международное признание и получение займов. Находившийся рядом с только что свергнутым премьером президент Сметона уговорил Вольдемараса не идти на эскалацию конфликта, а примириться с ситуацией, учитывая тяжёлое положение Литвы. В итоге Вольдемарас остался представителем страны на Версальской конференции, а пост министра иностранных дел сохранил не только в кабинете Слежявичюса, но и в трёх последующих, до июня 1920 г. Вольдемарас сохранял пост главы внешнеполитического ведомства, и в этом качестве представлял Литву на Версальской мирной конференции.

Пришедшие в июне 1920 г. к власти социал-демократы во главе Казисом Гринюсом сформировали своё правительство, в котором правому политику Вольдемарасу места не было. В этой ситуации он вернулся к преподаванию, читая лекции в Ковенском (Каунасском) университете. Важнейшим его трудом в это время стала монография о Данте, приуроченная к 600-летней годовщине его смерти. Живший в эмиграции в Литве известный русский юморист А.С. Бухов посвятил находившемуся тогда в оппозиции к власти Вольдемарасу ряд фельетонов, опубликованных в каунасской русской газете «Эхо».

Впрочем, частная жизнь профессора продолжалась недолго. В конце 1925 г. под руководством Вольдемараса и его главного соратника Антанаса Сметоны была создана партия таутининков (националистов). В результате парламентских выборов 8-10 мая 1926 г. партия получила в сейме лишь 3 депутатских мандата (из 85), но двое её главных лидеров смогли, таким образом, стать депутатами.

В ночь с 16 на 17 декабря 1926 г. в Литве произошёл военный переворот под руководством полковника Скорупскиса и майора Плехавичюса. В обращении «К общественности» говорилось: «Литовская армия… увидев, что нынешний сейм и правительство продают нашу родину большевикам и инородцам, решила временно взять власть в свои руки, чтобы немедленно передать эту власть в руки подлинных сынов Литвы». 18 декабря новое положение было конституировано: были опубликованы, в соответствии с конституцией, акты о смене правительства. В заявлении на имя президента К. Гринюса правительство М. Слежявичюса извещало о своей отставке. В другом акте Гринюс и Слежявичюс обращались к Вольдемарасу, поручая ему составить новое правительство. Так, помимо всего прочего, бывший пермский профессор рассчитался со Слежявичюсом за своё унижение восемь лет назад. Третьим актом утверждался состав нового кабинета министров, в который, наряду с таутининками (главными политическими деятелями переворота) вошли три христианских демократа. Помимо поста премьер-министра, Вольдемарас снова стал и министром иностранных дел. На следующий день президентом официально стал А. Сметона. Вольдемарас обещал бывшему президенту Гринюсу не нарушать конституцию, сейм распущен не был.

Несмотря на это, Вольдемарас проводил всё же достаточно жёсткий внутриполитический курс и был даже прозван «диктатором». И действительно, «заподозрить» его в симпатиях к демократии и парламентаризму было трудно. Вот что откровенно писала правительственная газета «Летува» вскоре после переворота: «Народники-селяне требуют, чтобы в парламенте была оглашена декларация нового правительства. Может ли правительство, взявшее власть в такой важный момент, дать парламенту возможность выразить ему недоверие? Правительство Вольдемараса получило свои полномочия от армии, а не от парламента. Поэтому было бы величайшим оскорблением армии, если бы правительство уступило требованиям народников-селян и допустило, чтобы парламент стал хозяином страны. Правительство не считает нужным иметь выраженное парламентским путем доверие народников-селян. Народники-селяне задумали свататься к власти в неподходящий момент. Им надо еще поучиться и присмотреться, – может быть они тогда многое поймут и откажутся от своих устарелых взглядов на демократию». Сразу же после переворота было объявлено военное положение и некоторое время действовали военно-полевые суды, выносившие активным коммунистическим деятелям суровые приговоры, некоторым – вплоть до расстрела. Но судили в Литве «публично и только за подрывную деятельность».

Сейм в литовском государстве при Сметоне и Вольдемарасе долго не просуществовал. В ночь на 14 марта 1927 г. отдельные части Каунасского гарнизона попытались поднять антисметоновское восстание. Были произведены аресты, среди задержанных был и депутат сейма Ю. Паяуйис. На заседании сейма 15 марта «Вольдемарас заявил, что Паяуйис возглавлял заговор с целью переворота и свержения правительства, в котором участвовали военные». Депутаты большинством голосов отказались снять с Паяуйиса депутатскую неприкосновенность. «Тогда председатель Стульгинскис огласил указ Сметоны о роспуске сейма».

Утром 9 сентября 1927 г. произошло более серьёзное восстание – в городе Таураге под руководством депутата сейма социал-демократа П. Микульскиса и ляудининка И. Билдушаса. Властям удалось справиться с таурагскими волнениями к вечеру того же дня.

1927 год был богат на потрясения. В том же году при передаче документов советскому консулу был пойман с поличным начальник литовского генерального штаба генерал Константин Клейщинский. Его, героя войны за независимость Литвы, пришлось судить и расстрелять.

Новое правительство произвело корректировку аграрного курса. Земельный максимум был увеличен с 80 до 150 гектаров. А в целом в сельском хозяйстве был провозглашён принцип: земля для тех, кто может хозяйствовать без помощи государства.

Что касается отношения литовского премьер-министра к «еврейскому вопросу», то здесь можно встретить разные сведения. Так, согласно данным центра Симона Везенталя, в период своего второго правления (1926-1929) Вольдемарас основал организацию «Железный волк» и в дальнейшем способствовал росту её численности. Согласно специалистам центру Везенталя, это была военизированная организация «с фашистской и антисемитской идеологией». Более того, там же сказано, что после неудачи переворота 1934 г. Вольдемарас усилил не только антиправительственную деятельность, но и «атаки на евреев». Более нигде данных об антисемитской и погромной деятельности общества «Железный волк», которое действительно возглавлял Вольдемарас, не встречается. А израильский исследователь М. Янкивский, наоборот, пишет, что, хотя «дискриминация евреев и антисемитизм имели место, но в меньшей степени, чем в Польше и Румынии. В мире был экономический кризис, везде безработица. В пользу литовцев служили заработки евреев, их не принимали на государственную службу… Тем не менее, наблюдался расцвет еврейской общественной и культурной жизни. Активно действовали сионистские, религиозные и идишистские организации. В одном только Каунасе было 5 еврейских гимназий, выходили 3 ежедневные газеты на идише. Все функционировало по принципу: "Крутитесь, пожалуйста, но за счет ваших еврейских денег!"… Никаких погромов до 1941 г. не было».

Соответственно о государственном антисемитизме при Вольдемарасе говорить нельзя. Против легенды о нём как об антисемите свидетельствует и тот факт, что в период 1918-1919 гг. заместителем Вольдемараса на посту министра иностранных дел и его доверенным лицом был Семён (Шимшон) Розенбаум, еврей по национальности. Именно он подписал со стороны Литвы договор с Советской Россией (1920 г.).

В конце трудного для нового правительства 1927 г. обострились польско-литовские противоречия. Польско-литовский конфликт рассматривался на заседании Лиги Наций в Женеве. Ситуация разрешилась вошедшим в историю лаконичным диалогом двух лидеров:

«– Война или мир? – спросил Пилсудский, встретив Вольдемараса перед заседанием.

– Мир! – ответил Вольдемарас».

«Правда, на заседании полемизировали довольно долго… но в принципе этим диалогом было достигнуто соглашение. Польша заявила, что она не имеет агрессивных целей против Литвы и не покушается на её независимость, а Литва прекратила состояние войны с Польшей, длившееся с 1920 года, когда генерал Желиговский захватил Вильнюс. Обе стороны выразили согласие начать переговоры для нормализации отношений.

Но это не означало решения вильнюсского вопроса. Литва не отказалась от прав на свою столицу, а Польша считала Вильнюс и его область неотъемлемой частью своей территории. Начавшиеся в Кёнигсберге переговоры оказались безрезультатными, ибо Литва отказалась признать существующую демаркационную линию постоянной границей и установить с Польшей дипломатические отношения. Было объявлено, что демаркационная линия будет в дальнейшем именоваться административной линией». Можно считать дипломатической победой Вольдемараса то, что международное сообщество окончательно признало принадлежность Виленской области Литве и начисто отвергло легитимность нахождения этой территории в составе Польского государства. Хотя поляки так и не вернули Вильнюс Литве.

В 1928 г. было заключено важнейшее соглашение с Германией. Его результатом стало закрепление за Литвой Клайпеды – единственного порта страны, жизненно важного региона для её развития. Весной этого же года был подписан имевший большое значение торговый договор с Великобританией.

Несмотря на роспуск сейма и жёсткость внутриполитического курса, правительство Вольдемараса не отказывало в даче санкций на проведение съездов оппозиционных партий – социал-демократов и ляудининков, несмотря на то, что на этих съездах произносились речи с резкими нападками в адрес властей и лично против Сметоны и Вольдемараса.

У литовского премьера появилось много врагов. 6 мая 1929 г. на него было совершено покушение. У входа в театр выстрелами в упор был убит его адъютант, капитан П. Гудинас, ранены пасынок Вольдемараса и одна студентка. Сам премьер-министр чудом оказался невредим. «Впоследствии выяснилось, что покушение организовали эсеры-максималисты, а стреляли трое студентов». Но к этому времени у Вольдемараса имелись оппоненты не только среди левых радикалов, но и из числа соратников по партии. Главным и самым опасным среди последних был сам президент Сметона.

Сметоне приходилось поначалу делить власть со своими видными сподвижниками. Более того, лидирующими позициями в государстве поначалу обладал не президент, а премьер-министр Вольдемарас. Также необходимо было считаться с военными и, прежде всего, с Плехавичюсом. Последний после переворота быстро стал из майора генералом и начальником генерального штаба. Но Сметона начал потихоньку концентрировать власть в своих руках. Постепенно в отставку были отправлены многие высокопоставленные офицеры – участники переворота. В закулисной борьбе против главного из них – Плехавичюса – Сметона виртуозно использовал появившуюся в польских журналах иллюстрацию, где начальник литовского генерального штаба был изображён среди легионеров Пилсудского. Разгорелся скандал, следствием которого и стала отставка генерала Плехавичюса. Чтобы подсластить горькую пилюлю, ему назначили большую пенсию и передали во владение доходное поместье.

Прибрав к рукам армию, Сметона уже без опасения отправил 23 сентября 1929 г. в отставку своего важнейшего соратника-соперника Вольдемараса. Одной из причин поражения последнего в борьбе за власть стало то, что, помимо общего руководства правительством, он ещё и непосредственно руководил внешней политикой страны. Международные переговоры, выступления в Лиге Наций и на других различных конгрессах, с одной стороны, способствовали росту популярности литовского премьера на международной арене, но с другой стороны, отнимали много времени и сил. А в это время Сметона, находясь неотлучно в Литве, смог, пользуясь частым отсутствием премьера, постепенно концентрировать в своих руках всю власть. Вместо смещённого Вольдемараса главой правительства Сметона назначил своего родственника Ю. Тубялиса.

 

 

 

Однако Вольдемарас не собирался сдаваться. 7 июня 1934 г. в Каунасе произошла очередная попытка военного переворота. Из военных во главе заговора был начальник генерального штаба генерал П. Кубилюнас. Военные лётчики перебросили Вольдемараса в Каунас. Твёрдость Сметоны, решительность полиции и вызванных на помощь курсантов офицерской школы, а также стремление восставших избежать кровопролития помешали возвращению Вольдемараса к власти. Военный суд приговорил последнего к 12 годам лишения свободы. В тюрьме профессор вернулся к историческим исследованиям. Там он написал один из важнейших трудов своей жизни – большое исследование жизни Иисуса Христа. Однако под давлением католических клерикальных кругов эта книга в Литве при жизни автора так и не вышла из-за её спорного с теологической точки зрения характера. В 1938 г. Сметона амнистировал Вольдемараса, который сразу же выехал за границу.

Нити заговора 1934 г. вели в Германию. Вольдемарас в области внешней политики был сторонником прогерманской ориентации, тогда как Сметона был склонен ориентироваться на Великобританию и Францию. В конце 1938 г., когда становилось ясно, что Литве придётся отдать Германии Клайпедскую область, сторонники Вольдемараса развернули кампанию, целью которой было убедить население, что, в том случае, если он снова станет премьером, то, используя свои хорошие связи с немцами, сумеет отстоять Клайпеду. Был создан антисметоновский Фронт активистов, где вместе со сторонниками Вольдемараса были их недавние противники – христианские демократы и ляудининки. Фронт издавал газету «Бендрас жигис» («Совместное действие»), в которой Вольдемарас и представлялся таким политиком, который единственный сможет спасти Клайпеду для Литвы. Но эта кампания потерпела неудачу, христианские демократы и ляудининки вскоре вышли из вольдемарасовского блока. А 22 марта 1939 г. Литва в ответ на германский ультиматум была вынуждена отдать Клайпедскую область.

После ввода советских войск на территорию Литвы и вхождения её в состав СССР Вольдемарас, находившийся в то время в своей вынужденной эмиграции, неожиданно вернулся из Франции. Неизвестно, что его толкнуло на этот, казалось бы, безрассудный поступок. Ходили слухи, что после своей вынужденной отставки 1929 г. профессор стал тайным агентом советской разведки. Впрочем, ряд литовских исследователей полагают, что это сознательная дезинформация, пущенная советской стороной для дискредитации видных литовских государственных деятелей антибольшевистского направления. Как бы там ни было, по возвращении в уже советскую Литву Вольдемараса тут же арестовали. Вначале он был выслан в г. Орджоникидзе (Владикавказ), но в 1942 г., когда немцы начали наступление на Северном Кавказе, вновь арестован. 16 декабря 1942 г. бывший профессор Пермского университета и бывший премьер-министр Литвы умер в заключении в возрасте 59 лет.

Занимаясь политикой, Вольдемарас не оставлял и активную научную деятельность, являясь профессором Ковенского (Каунасского) университета. Именно он пригласил преподавать в этот вуз знаменитого русского историка, культуролога и философа Л.П. Карсавина, своего коллегу по Императорскому Петроградскому университету. Научные труды Вольдемараса, внёсшего большой вклад в историческую науку, не потеряли своей научной актуальности до сих пор, но, к сожалению, они у нас остаются пока практически неизвестными. Надеемся, что главные исследования бывшего российского профессора, написанные им уже в Литве (монографии о Данте и Христе), будут в скором времени изданы в нашей стране.


Copyright MyCorp © 2017