Форма входа

Друзья сайта





Воскресенье, 28.05.2017, 15:19
Приветствую Вас Гость | RSS
КИДМ ПГУ
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Публикации сотрудников кафедры » С. В. Рязанова

2 часть) КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В ПРИКАМЬЕ:ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

Пермский филиал зарубежной церкви представляет собой «Виноградник». Численность общины около 60 человек, 90-95 % составляют молодые люди до 30 лет, количество женщин немного превышает количество мужчин. Проводятся детские служения, специализированные курсы, обучающие женскому служению, молодежные служения на частных квартирах. Таким образом, внекультовая деятельность не может быть применительно к данной группе выделена в особый вид практики (применительно именно к пермской группе, хотя предлагаемая литература содержит упоминание о работе с женщинами-инвалидами).

Аналогично ориентированной на западный центр в организационном плане можно считать Новоапостольскую церковь – ответвление Международной Новоапостольской церкви с центром в Цюрихе. Деятельность церкви координируется зарубежными миссионерами, имеющими звания первоапостолов и апостолов. В силу малого количества членов (видимо, не более двух десятков человек, преимущественно женщин в возрасте от 40 до 70 лет) группа не имеет значительного влияния в городе и не заявляет о себе в аспекте социального служения.

Менее многочисленной, но активной группой, также связанной с зарубежными и столичными партнерами (Американская и Московская церкви) является Пермская Церковь Христа. Члены Церкви – около 30-40 человек обоего пола, в возрасте 25-35 лет. Внешнее наблюдение позволяет говорить о достаточно высоком образовательном цензе последователей. Культовая практика не имеет ярко выраженной специфики. Кроме непосредственно служений проводятся так называемые Библейские школы, беседы по Библии и домашние собрания в квартире пастора. Члены группы настроены крайне прозелитично, что проявляется как в активной опеке и навязчивом внимании по отношению к новичкам, так и попытках проповеди за пределами области (Нижний Новгород).

Говоря о группах, связанных с западными центрами, нельзя не упомянуть самую крупную неопротестантскую организацию Перми – Церковь «Новый завет», связанную с так называемой Бостонской церковью (США). Организация собирает на  регулярные служения не менее 500 человек, большинство которых составляют женщины в возрасте 35-40 лет. Вместе с тем, существует и активная молодежная группа. Обеспечивается постоянная внекультовая деятельность – домашние собрания, детские загородные лагеря, поездки на отдых за пределы области. Содержание прослушанных проповедей позволяет говорить о том, что руководство церкви ориентировано на дальнейшее развертывание своей деятельности и своим идеалом считает доминирование христиан в регионе и мире. Проповеди также содержат идеи противоборства по отношению к чиновникам в том случае, если это мешает запланированной деятельности организации.

Симпатизирует «Новому Завету» в его деятельности сравнительно небольшая группа христиан-протестантов «Благодать», количество членов которой не выходит, скорее всего, за пределы 30 человек (возраст – от 25 до 40 лет, 40 % мужчин, 60% женщин). Небольшое количество последователей не дает возможностей для развертывания внекультовой деятельности в значительных объемах, но группа проводит регулярные.

Весьма активной в прозелитическом плане – по крайней мере, в том, что касается некоторых аспектов ее деятельности – является церковь «Свет истины». В группу входит более 200 человек, в возрасте 30-50 лет, чаще всего семьями.  Молодежь составляет приблизительно половину общинного коллектива. Проводится детское служение, организуются выезды миссионеров на территорию области, разработана широкая антинаркотическая программа. Церковь активно решает собственные финансовые проблемы за счет сбора десятины и участия в так называемом «Служении людям».

Особняком стоит группа «Новое поколение», выделяющаяся своим ярко выраженным экстатическим опытом, ориентацией на молодежную субкультуру и попытками установления жесткой внутренней иерархии. Последнее проявляется в попытках указания на то, как надо правильно молиться, насколько необходимо подчиняться лидеру организации, забыв собственные амбиции, интенсивных призывах к внесению пожертвований. Экстатический опыт для руководителей группы является центральным местом религиозного мироотношения. На собраниях присутствуют не только постоянные члены группы, но и любопытствующие, привлеченные, видимо, экзотичностью отправления культа: немотивированными выкриками, спонтанными движениями, значительными эмоциональными всплесками большинства участников.

Примечательно, что группа из трех десятков человек состоит из хорошо обеспеченной – судя по внешнему виду – молодежи, возможно рассматривающей такого рода времяпровождение как часть имиджа современного человека.  Проповедующие также ориентируют членов группы на достижение внешнего успеха. Проводятся также домашние собрания для изучения Библии. Организован реабилитационный центр для наркоманов и алкогольно зависимых людей.

Анализ деятельности неопротестантских организаций Перми наталкивает на вывод о заполняемости ими той досуговой ниши, которая оказалась опустошенной у части населения страны. В такой ситуации религиозная организация уже не только выполняет собственно функцию установления связи между человеком и Богом, но и выступает как альтернатива соответствующим светским учреждениям. На наш взгляд, это будет способствовать закреплению данных организаций в культуре региона вообще и города в частности за счет задействования светских аспектов культуры.

Западный характер культовой практики и перманентная координация со стороны зарубежных партнеров служат определяющими факторами в формировании соответствующих групп населения, которые задействуются в деятельности неопротестантов. Большей частью, в поле их влияния попадают те слои населения, которые -  в силу возраста либо образовательного ценза – способны выйти за рамки традиционного мышления и использовать   принцип самостоятельного, индивидуального выбора собственной религиозной принадлежности.

Что касается социального аспекта деятельности указанной группы новых религий, то она, на наш взгляд, напрямую зависит от финансовых возможностей (спонсорской помощи) и размеров группы, нежели от каких-либо особенностей догматического либо обрядового характера.

В то время как большая часть неопротестантских течений позиционирует себя как организации, достаточно терпимые к инакомыслящим, учения автохтонного происхождения занимают несколько иную позицию. Речь идет о давно существующей в Перми группе «Семья Божия» под руководством В. К. Белодеда. Постоянно собрания посещают 120 – 150 человек, из которых приблизительно 70% относятся к возрастной группе 45 – 60 лет, 20% составляют подростки и молодежь в возрасте 16 – 19 лет, что, видимо, объясняется наличием семейного исповедания данного учения. Проповеди руководителя имеют назидательный оттенок, содержат элементы нетерпимости по отношению к любопытствующим и инакомыслящим, ряду типических проявлений современной культуры. Посещения собраний не являются официально закрытыми, но, как выяснилось из беседы с верующими, Белодед считает необходимым для этого наличие собственного разрешения. Наряду с общими собраниями проводятся специальные занятия для «избранных», посвященные изучению некоего «божественного языка».

Численного роста группы за последние пять лет практически не наблюдается. Скорее всего, это объясняется претензиями на экзегезу со стороны руководителя, наличием системы строгих правил и регламентаций, а также исчерпанностью объема потенциальных верующих и невысоким уровнем прозелитизма. Обращения Белодеда к православной богословской традиции и наличие в учении элементов автохтонной мифологии (в скрытом виде) позволяют сделать вывод о том, что замкнутость и нетерпимость организации, во многом, объясняется ее православной основой. О социальном служении данной конфессии практически ничего не известно.

Если группы христианской направленности оказались достаточно доступными для изучения, то этого никак нельзя сказать о многочисленных неоориенталистских религиях и мистических группах. Полученная о них информация базируется, большей частью, на текстах, признаваемых ими в качестве священных, кратких телефонных разговорах и отзывах представителей других конфессий.

Так основным объектом почитания членов группы Омкар Шива Дхам Ашрам является Великий Учитель – Бабаджи, периодически воплощающийся в различных местах региона Южной Азии. Сама система верований почти не выходит за пределы традиционного индуизма, поскольку понимается как санатана – дхарма – вечная система мироотношения. Одновременно учение содержит такие «христианоподобные» черты, как апокалиптизм, идея единоличного Бога-творца, идея превосходства над другими учениями, гуманизм и божественная любовь.

Учение Интегральной Йоги также имеет синтезную природу и, наряду с традиционными для индуизма положениями, содержит следующие христианские черты – понятия рая и ада, идея индивидуальной молитвы, представление о владыке темных сил, понятия веры и трансцендентальности Божества. К «светским» компонентам учения стоит отнести мысль о равенстве Бога и человека, представление о равенстве и многообразии культур мира, идея синтеза религий и их повсеместного отмирания в будущем, приоритет мирской деятельности как высшей формы сотрудничества с Божеством.

Существует несколько причин, обуславливающих своеобразную эзотеричность групп такого рода. Прежде всего, это специфический характер учения, содержащего значительную долю экзотических понятий и трудных для восприятия неподготовленного слушателя категорий. Это обстоятельство усугубляется частым использованием иностранных или древних языков (по преимуществу, санскрита) в культовой практике и священных текстах. Тем самым снижается вероятность вхождения в организацию представителей самых старших возрастных групп. Основной состав неоориенталистских и мистических течений представлен служащими и интеллигенцией, чей выбор любого учения в значительной мере обусловлен тенденцией представителей данных страт к индивидуализации религиозного мироотношения, а также достаточно высоким уровнем эрудиции в вопросе знакомства с культурами мира.

Широкому распространению учения препятствует также сама природа мистического опыта, на которую делается акцент в учениях религий с восточными компонентами. Вместо активной прозелитической деятельности – которая, тем не менее, имеет место в деятельности некоторых организаций (Холософское общество или Сурат Шабд Йога, достаточно редко – Интегральная Йога (последователи Шри Чинмоя)), - формируется сознание элитарной группы, достигающей особого статуса и обретающей специальный опыт благодаря особым психотехникам. Однако освоение вышеуказанных техник требует, наряду с постоянными занятиями, и особого психического склада, что также сужает круг возможных последователей. Учитывая то обстоятельство, что в восточных культурах понятие мистики не выделяется в качестве специфического вида религиозного опыта и сопутствует культовой практике большинства течений, приходится признать, что информация, получаемая сторонним наблюдателем в ходе исследования неоориенталистских культов, всегда будет неполной.

Прозелитический потенциал описываемых групп в значительной мере снижается за счет достаточно высоких требований в изменении образа жизни, зачастую не вполне приемлемых для нашего климатического пояса. Требования особой концентрации и представления о создании особого поля в момент медитации группы верующих исключают посещение занятий любопытствующими, что практически исключает приток новых людей.

ИСККОН – наиболее, на наш взгляд, институциализированная организация, где внешняя культовая практика доминирует над мистическим опытом. Группа открыта для внешнего исследования, но не представляет собой объекта особого внимания, поскольку не меняет стратегии культового и социального поведения, отказавшись от ярко выраженных асоциальных акций.

Представляется возможным отметить ряд закономерностей в формировании и существовании конфессиональной картины Перми. Прежде всего, это ограниченность контингента, вовлекаемого в новые религиозные течения. Она обусловливает замедление численного роста описываемых организаций, что отчасти компенсируется дрейфом верующих. Одновременно отнюдь не исключается возможность дальнейшего раздробления данных организаций в результате воздействия экономических, психологических  и мировоззренческих факторов.

Второй особенностью, на наш взгляд, является спонтанное элиминирование слишком экзотических или эпатирующих общественное сознание учений и культовых практик. Наиболее устойчивыми оказываются те группы, которые сочетают в своей деятельности наличие четкого внутреннего порядка, развитой внекультовой деятельности и значительного объема компонентов светского образа жизни.

Также хотелось бы отметить вневозрастной характер тех учений, чье распространение оказалось наиболее успешным на территории Перми. Это наблюдение позволяет – в будущем – прогнозировать, насколько велика вероятность охвата тех или иных групп населения при появлении новых доктрин и практик. Этого нельзя сказать о социальной принадлежности прихожан, поскольку существует устойчивая тенденция отдельных слоев населения к учениям определенного рода. Экзотичность и сложность доктрин являются наиболее привлекательными для студенчества и интеллигенции, а близость к традиционному православию становится определяющим фактором для представителей старшего поколения и страт с невысоким образовательным цензом.

Думается, что в ближайшее время Пермь ожидает не столько всплеск новых для нее религиозных движений, сколько устойчивое позиционирование существующих в сфере социального служения, дополнительного образования и организации досуга.

Категория: С. В. Рязанова | Добавил: kidm-psu08 (13.12.2008)
Просмотров: 572 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017